Russian (CIS)Ukrainian (Ukraine)

В «Заре» Архитектуры

Печать

 

Ватерпас

Книга, покинув типографский пресс и прилавок магазина, получает собственную судьбу и не зависит от деятельности автора и его жизни. Комментарии, пояснения или повторные редакционные правки не изменят контекст, воспринимаемый каждым, читателем по-своему. Художник может управлять фабулой, строя цепь событий или обозначая пространственные персоналии в архитектуре, но восприятие содержания вне его воли. Попытки объясниться художнику и зрителю на общем их языке тщетны, а введение представлений о двойном кодировании не более чем трюк от постмодернизма, объясняющий появление «неопознанных архитектурных форм», обладающих сходством с определенными образцами...

Дизайн интерьеров – Джеймс Хогг и Вильям Стаббс

Реализация – «ВиЛ-147»

Постмодерн умер, ибо не следует верить в знак, раскрывающий многие, задуманные автором содержания для каждого зрителя. Искусство, как двухплоскостная конструкция из знаковой формы и объективного содержания, не может быть ориентировано на прочтение «здесь и сейчас», ибо в единовременном срезе будут только момент создания, автор и зритель. Произведение всегда «проектно», а автор и его современники – есть его прошлое. Объективность восприятия требует, чтобы автор и акт создания были дистанцированы на почтенном от зрителя временном расстоянии.

Неординарность в нашей практике такой постройки, с фантастическим качеством выполнения и неоднозначностью проектного решения, требует неторопливого изучения. После отзвучавших фанфар и панегирических песнопений во всех отечественных изданиях, после содержательного интервью с авторами, в заморском «АD», собрав публикации и авторские наброски, можно дать предварительную оценку. Безусловно, построенный под Киевом комплекс дополняет своим существованием и воскрешает традицию усадебных (загородных) резиденций и парков Украины. Символично, что под основной корпус была реконструирована правительственная дача, построенная в 50-х годах руками заключенных. Один из авторов проекта, Вильям Стаббс, сформулировал проектную задачу как «... невероятное примирение дома и клиента, стоящих по разным сторонам этой бурной истории».

Хол Благотворительный фонд "Заря», основанный нашим американским соплеменником и направленный на формирование внешнеэкономических связей Украины, ее экономическое и культурное возрождение, рассматривает собственную резиденцию как точку, в которой соприкасается Старое и Новое.

Обращение к нормам ренессанса, барокко и классицизма не случайно: с одной стороны, ордерная система позволяет достичь максимальной репрезентативности формы, с другой - устойчивое существование в истории этих эстетических норм дает возможность, не делая реверансных шагов назад, чувствовать себя частью истории. Не постмодернистское "намек на заимствование цитаты», а прямое обращение и формирование новых норм, отвечающих эстетике заимствований. Увы, как в известной оперетте упоминаемые шишечки на темени указывали на великородное происхождение, изучаемые авторами образцы архитектуры Украины не смогли повлиять на историко-географическое различие проектного мышления. Созданный объект есть американская транскрипция английского понимания архитектуры. Палладианство в изложении Блонделя-старшего ближе и понятнее, нежели в исполнении Кристофера Рена. Архитектура центральной Украины ХVIII-ХIХ вв., к которой обращались авторы, формировалась под влияниям итальянской и французской школ. В украинских дворцах, будь то Батурин, Сокиринцы, Мерчик и прочие, уместны интерьеры Павла V, Людовиков XIV и XVI, но флер чужеродности будет тянуться за образцами в духе Карла ІІ и Георга ІІІ.

Фасад будинкуПроектом реконструкции на главном фасаде в общих очертаниях сохранен центральный ризалит. Боковые крылья надстроены и получили собственные двухуровневые центральноосевые композиции проемов с прямой и ложной балюстрадами, завершенные фронтоном. Таким образом, монотонный исходный фасад получил сложную тематическую трактовку двух взаимодополняющих, но самодостаточных крыльев и выделенного на их фоне центра. Ризалит, имеющий массивный фронтон, дополнен непривычным нашему взору касательным фронтоном, взятым из практики «колониальной" архитектуры. Решение американского коллеги объяснимо сохранением несимметричного входа и желанием перенести акцент с оси ризалита на его арку. Похвально асимметричное заполнение стены дощатым рустом, но оставшиеся от первоначальной постройки мелкие пучки тосканских колонн усугубились греховной аркой, где архивольт, опускаясь на общий плинт четырех полуколонн, нависает над нижним диаметром ствола. Недопустимым приемом следует считать использование колонн, несущих балкон: их капители упираются в плиту, которую в нормативной ордерной системе следует считать выносной плитой карниза. Принятые упрощения антаблемента лишают его одной части, как правило фриза, но не двух, и тем более архитравной балки. Первоначальный эскиз фасада был лишен такого недоразумения, как и угловых стулов балюстрад, нарушавших правила несвешиваемости.

Интерьеры представляют несоизмеримо больший интерес, тем паче роль экстерьера следует раскрывать вИнтерьер дома контексте всего ансамбля (парка, водопада, мемориальной «хатынки», пруда и прочих строений), что выходит за рамки статьи и не сопровождается визуальным рядом. Мои коллеги по перу с излишней тщательностью перечисляют принятые в интерьере стилевые нормы, упорно подчеркивая отсутствие эклектичности. Со времен Шефтсбери миф о "внутренней правдивости и естественности» породил жупан эклектики, как чего-то вульгарного и наполненного излишеством. По инерции советского искусствоведения, объект, представляющий профессиональный интерес, уже не эклектичен. Эклектики быть не может, как известный телетезис об отсутствие секса в СССР.

"Дух эклектики определяет жилую комнату и все пространство дома» – формула автора для единой проектной концепции. Выявление собственных и независимых характеров каждого помещения или фрагмента жилого пространства – есть главное достижение в этой работе.

По усадебно-дворцовым меркам резиденция невелика. Две гостевых и хозяйская спальни с ванными комнатами, гардероб, сауна и достаточно скромный холл - приватная среда обитания, созданная на втором этаже. Каждое из помещений, в соответствии с замыслом авторов, имеет свой образ и язык изложения. Общебарочный характер в одном случае дополнен эллинистичным романтизмом, где соседствуют шотландская клетка балдахина и сочная покраска потолка как дань Джону Нэшу. Вторая гостевая спальня представляет собой изысканную трактовку классицизма и рокайльного орнамента. Ионийская обработка дверного проема холла открывает бело-золотое великолепие: в сиянии стен строгий и очерченный золотом балдахин и настенная коллекция фарфора как гармоничное дополнение драпировок. Незначительным тональным контрастом выделяется мебель на фоне тепло-охристого напольного ковра, сдержанно-кадмиевых стен и наполненного цветовыми рефлексами сияния потолка. Ни убавить, ни прибавить, ни изменить, не сделав хуже, - законченность, как того требует академическая школа. Решением интерьера хозяйской спальни авторы гордятся по праву. Драматизм оттенков красного, окаймленные золотом драпировки, фигурка нормандского воина в прикроватной лампе, комод ручной работы эпохи Георга ІІІ – все по замыслу Стаббса создает предреволюционное настроение. Параллелизм событий и. настроений конца XVIII в. и нашего времени как крушение царственных домов и колониальных империй выражен характером интерьера. Дизайнер, приехавший сюда в первый раз, обнаружил на ночном столике аппарат правительственной связи с Кремлем как сувенир, оставленный предыдущим хозяином, по его словам: «…у клиента были все основания выбросить эту реликвию, но вы не можете уйти от истории, вы должны брать из нее уроки».

Интерьер домаПервый этаж репрезентативен, как подобает резиденции фонда, и не менее насыщен художественными событиями и стилевыми артефактами. Планировочное решение включает вестибюль и лестницу, ведущую на второй этаж, парадную гостиную, малую гостиную, библиотеку, столовую, домашний театр и служебные помещения.

Холл – место встречи и непринужденного ожидания, связующее пространство гостиной, столовой, библиотеки и театра. Неформальность перехода от одного действия к другому и связь смысловых содержаний обеспечивает бар, укрытый верхним маршем лестницы. Необходимую представительность интерьеру и акцентировку пространства лестницы и входа в театр обеспечивает неполный ордерный квадрум (место четвертой колонны занимают ступени лестницы). Первоначальный эскизы Джеймса Хогга предполагали необычное ордерное образование, близкое к архаичному коринфскому ордеру Башни Ветров в Афинах. Малоупотребимий образец, когда ионический фуст завершен чашей пальмовых листьев, держащих квадратную в плане абаку. В реализованном виде прекрасный по своим пропорциям ствол, покоится на аттической базе, лишенной плинта, и завершен чрезмерно раздутым эхином под тонкой пластиной абаки.

Лестница, ведущая на второй этаж, манерна и выразительна по своей пластике: имея легкое кованое ограждение с орнаментом «крыло бабочки» от ар-деко, она образует не столько средство подъема, сколько винтовую галерею живописи и скульптуры музея Гугенхейма. Судя по эскизному варианту ограждения, в котором орнаментально разыгрывалась королевская лилия, такое решение было бы предпочтительнее в контексте историзма.

Малая гостиная погружает нас в лоно английского ренессанса, где сопоставляется римская обработка и орнамент фриза двери с артесонадным потолком, несомым гуртовыми кронштейнами, то ли в память о победе над испанской армадой, то ли как дань романтизму готико-мавританских напевов. Отсутствие привычных деревянных панелей и женственные по легкости и цвету портьеры подчеркивают домашний характер места для утреннего чая. В абсолютном противопоставлении характера и настроения находится соседний зал парадной столовой. Если малая гостиная подобно пасторальной пастушке скачет в легком наряде, демонстрируя и изящные щиколотки, и даже нежные икры, то эта барочная дама застыла глыбой парадного портрета, подпираемая пьедесталом юбок и изнывающая под тяжестью парчи. Отделка стен и портьеры выполнены по образцам XVII в. и задают не только колористическую тональность, но и массив пространства. Едва заметный за ними зубцовый карниз отделяет плоскость стены от сложно обработанного потолка. Вильям Стаббс свое решение сформулировал следующим образом: «...Эта роспись прибавляет высоту комнате, которая, мы думали, должна казаться суженной». Овал, безусловно барочный прием, утвержденный Бернини, но роспись не может считаться барочной в силу своего спокойствия и прозрачной акустичности, вместо ожидаемой работы с драматичной перспективой Андреа Поццо, мы встречаем между могучих кессон овал романтичного реализма. Подмеченная в одной из публикаций неверная расстановка стекла не так существенна, как классицистическая мебель. Но будем справедливы, речь не идет о музейной постановке, не допускающей разновременных составов, ощущение барокко от интерьера столь велико, что представляешь за столом гостей в микельанджеловских трех-четвертных разворотах. Пространство библиотеки целостно и представляет собой чистокровнобританский интерьер. Необходимые для подобающего случая деревянные панели потолка по настоянию дизайнера заменены тонированной под текстуру древесины штукатуркой. В интервью журналу «АD» свое решение объяснил невозможностью изготовления в Киеве качественных столярных изделий, обида за державу компенсируется показательным качеством исполнения этой работы нашими специалистами.

Концепция полиисторического подхода полно реализована в одном из главных пространств резиденции – парадной гостиной. Само наименование помещения формулирует необходимые проектные цели: корректная презентационность пространства приема официальных гостей и ощущение уюта жилого дома радушных хозяев. Если перечислить титульным списком использованные формы, то сложится представление о банальном компелятиве, который у нас и обзывают эклектикой. Автор не ограничился ножницами для нарезки энциклопедии архитектуры и сформировал необходимый сценарий и сценографическую структуру организации пространства. Демократичная постановка мебели – лицом к лицу, ориентация беседующих по отношению к световым проемам та, чтобы не оказывалось в тени. Кессонный орнаментированный потолок – как традиции и стабильность фонда, крупный дворцовый камин, имеющий по характеру отделки ампирные черты – как незыблемость и ответственность принятых решений, римско-дорический ордер, обрамляющий французское окно – портал, связывающий события в гостиной с мыслимо происходящим вовне. Фрагменты сориентированы по осям помещения и образуют знаковое пространство, дополняемое случайными вещами, подобно сувенирам или семейным реликвиям, которые могут быть дороги и понятны обитающим здесь. Завершает и собирает в целое смысловое содержание полотно над камином, которое я обозначил для себя – «Украинская мадонна». Единственное, что не могу принять, это неуважительное отношение к антаблементу, точнее его полное отсутствие.

Завершает каскад интерьерных новелл произведение, наполненное содержанием от нескольких авторов, а потому емкое до пределов альманаха - Домашний театр. Не видеозал, не танцхолл, а Театр, подобный своим дворцовым аналогам прошлого века, знавший выступления великих и именитых жрецов Мельпомены. Первоначальный проект пристройки зала имел иную функциональную и пространственную организацию, сохранив барочные очертания и куполообразное перекрытие. Стаббс изменил положение и форму сцены. Золото деталей и парча – пышность предреволюционной России, пилястры фойе, как цитата нью-йоркского Шубербовского театра – все обращает нас к духу лицедейства и превращений. «Свое вдохновение я получил в Киевском оперном театре…, но мне был необходим лучший в мире парень по домашним кинотеатрам. Мне был необходим Тео Каломиракис».

Совмещение пышных деталей интерьера и компонентов современной видео- и звуковой технологии – работа столь специфичная, что предоставим слово автору: «После ухода Билла я приступил к тщательному поиску и изучению научных исследований, относящихся к дворцам Романовых. То, что я увидел, являлось западным дизайном, особенно Французским и Итальянским, умело использованным Русской культурой».

Театральный свод был наилучшим и наихудшим элементом пространства. Зал должен быть прозрачно-пустым, но в нем должно отсутствовать эхо. «Неважно расположенный в центре свод был смертелен для акустики. Я решил эту проблему конструированием ящика двойного свода одной ступенью ниже другой и прикрыл его прозрачной акустической тканью. Потолок пополнился подошвой из акустического материала, и теперь эхо всасывается в небесный свод. Другой важной проблемой было то, что некоторые участки стен были гнутые и закругленные. Но я не хотел терять интересный интерьер. Итак, я возвел пилястры для изоляции округлых частей в широкие трехступенчатые ниши, а дополнительной пользой от ниш было то, что каждая из них могла вместить кресло, которое позволяло в случае пожелания клиента использовать центральную часть комнаты для танцев».

Дизайнер по свету Карел Митчел, пораженный скульптурными и живописными работами, сформировал подсветку, которая усилила колорит стен, создала акцент на подсвеченном занавесе и придала ордерным деталям блеск. Вмонтированная напольная подсветка выдерживает любые танцевальные па и создает мягкие полутона стен. Звук исходит от музыкально-театральной системы JBL Sunthesis, состоящей из процессора, 18-дюймовых колонок и рожков, соединенных в систему. Экран в 111 дюймов Draper Cineperm AT 1200 освещен двумя прожекторами Runko 1DP 980 Ultra. Из остального оборудования, уникального для Украины, следует упомянуть усилители Tunto и Bruston, мультиформатный видеомагнитофон Sharp, дека на сто компакт-дисков Pioneer, лазерный проигрыватель PDF1004 и дистанционное управление Creston СТ3500.

От одного прикосновенья тихо гаснет свет, открывается занавес и звучит тематическая музыка кинокомпании XX век Фокс. В традициях кинематографа я хочу поместить титры с упоминание всей этой эпохи. И, прежде всего, чьими руками это создано. Хотя Стаббс получил предложения от строительных фирм Германии и Финляндии, он искал специалистов, работавших над реставрацией Киевской Оперы, «...способных восстанавливать  детали, еще царской эпохи... Они были академиками, которые способны к воздвижению и изготовлению реальной лепной работы. Найдя их, я понял, что все, о чем я думал и мечтал, они воплотят в жизнь».

Не кокетничая и не лицемеря ложнопатриотическими чувствами, я горд трудом моих соотечественников из киевской фирмы ВиЛ-147.

В заключение статьи приведу высказывание Вильяма Стаббса о мастерстве: «Я обнаружил, что они все могут сделать, с ведром полным штукатурки!»

P.S. Пройдет время, и я не буду столь категоричен в отношении использования ордерной системы. Я допускаю, что отклонения от канонов смогу признать как ордерные новации. В конце концов грамматическая ошибка ALL CORRECT стала общеупотребимым «Окей».

Константин Бондаренко

Журнал «Ватерпас», № 24-25, 1999

Подается на языке оригинала

Movie1-4-2

istoriya uspihu